Тай Ландрум: Асана как практика йоги

Современная йога одержима асанами, практикой, сконцентрированной на положениях тела. Другие практики тоже изучаются в современной йоге, но асана затмевает их всех. Многие критики такого подхода сетуют на данный факт. Во всем диапазоне классической практики, говорят они, асана -это всего лишь помощь. Целью является подготовить тело к медитации сидя. Практика становится пустой, когда выполняется сама по себе.

Однако они (критики) не ценят тот факт, что асана может быть больше, чем просто вспомогательная практика. Она может быть намного больше, чем метод культивирования сидячего положения. Если делать асану с концентрацией, достаточной открытостью и внутренней поддержкой, то она сама может быть медитацией в движении.

1. Хатха и Раджа йога

В Йога Сутрах (примерно 200-300 н.э.) Патанджали считает асану третьей ступенью классической аштанга, или восьмиступенчатой, системы. Слово «асана» на санскрите буквально означает «положение», и практика асаны это практика принятия положения специально для медитации. Поза для медитации включает не только положение тела, но и положение ума, так как они оба должны быть в балансе, для того чтобы возникло медитативное состояние. 

Патанджали не распространяется о практике, но вот, что он говорит: sthira-sukham asanam: «Асана должна быть устойчивой и удобной» (II.46). Поза для медитации должна быть устойчивой и удобной, чтобы мы могли совершенно спокойно наблюдать за тем, что происходит. То есть она должна быть устойчивой и удобной, чтобы мы могли оставаться невозмутимыми, несмотря на возбужденные эмоции и мысли, не включая в процесс напряжение, которое внесет искажение в наш опыт. Необходимо практиковать, чтобы задержать такое положение, и это, можно сказать, и есть практика асаны в классическом смысле.

В традиции хатха-йога, которая возникла примерно через 10 веков после Патаджали, практика асаны стала в некоторой степени более развитой. Асана используется не только для медитации, но и для очищения и укрепления психофизического тела. В «Хатха Йога Прадипика» даются инструкции для шестнадцати асан, только три из которых выделены специально для медитации (Сиддхасана, Падмасана и Бхадрасана). Остальные тринадцать поз, которые Сватмарама описывает в деталях, рекомендованы для улучшения психофизического тела. Например, он говорит, как они балансируют доши (II.31), разжигают огонь пищеварения (II. 27,29,31), разрушают болезни (II. 17,27,29) или избавляют от усталости (II.32).

В свете сказанного выше, практика асан начинает играть «терапевтическую» роль в традиции хатха-йоги, которую она не играла в более древней традиции, описанной Патанджали.  Иными словами, эта практика стала фокусироваться на физическом теле. Но это не означает, что хатха-йога рассматривает асану и медитацию как две разные практики. Наоборот, терапевтическая цель практики асан заключается в том, чтобы наладить внутренний баланс мужской и женской энергии, а этот баланс, являющийся балансом стхиры (stkira) и сукхи (sukha), не что иное, как медитативное состояние ума.

Традиция хатха-йоги основана на том, что наша обусловленность имеет физиологическую основу и мы можем избавиться от этой обусловленyости, работая на висцеральном уровне с внутренним движением дыхания. Наши мысли и чувства являются разнообразными формами жизненного потока, который проходит через наше тело, и они отображают одни и те же обусловленные шаблоны. Поэтому перенаправляя дыхание из привычных моделей и позволяя ему плавно течь, мы можем устранить нашу ментальную обусловленность. Это означает, что мы можем очистить наш ум, нашу память и опыт от залежей мусора.  И, как следствие, мы можем начать воспринимать вещи с большей ясностью.

В первом стихе этого текста Сватмарама говорит, что Раджа йога – это «вершина» стремлений, а хатха-йога –это лестница, ведущая на эту вершину (I.1). Говоря о Раджа-йоге, он имеет в виду классическую йогу Патанджали. Таким образом, хатха-йога в его изложении не воспринимается как соперник классической йоги, а является внутренней поддержкой для нее.

Использование асан в терапевтических целях в традиции хатха-йоги помогает сделать глубокие состояния медитации более досягаемыми, перемещая прану, или внутреннее дыхание, в более расширенные формы и разрушая привычные модели обусловленного состояния. Когда прана прорывается через наши шаблоны, она разрушает иллюзии эгоистичного ума. Она пробуждает врожденную разумность тела и вызывает череду медитативных погружений.

2. Корни современной практики асаны

Практики асан, которые дошли до сегодняшнего дня, были заимствованы из хатха-йоги. За некоторым исключением эти практики восходят корнями к учению южно-индийского учителя Тирумалаи Кришнамачарьи, высокообразованного практика йоги, который познал метод хатха-йоги у подножья Гималаев с помощью своего учителя Рамомохана Брахмачари.

В соответствии с биографическими очерками, Кришнамачарья впервые узнал о своем учителе, когда учился в Калькутте. Ему сказали, что Брахмачари был единственным живым человеком, кто мог научить эзотерическому смыслу Сутр. Настроенный учиться, Кришнамачарья шел пешком 2 месяца, пока не достиг пещеры Брахмачари, у подножья горы Кайлас в Тибете. Он просидел девять холодных и голодных дней у пещеры, пока Брахмачари не кинул ему чапати (лепешка из пшеничной муки), тем самым показав Кришнамачарье, что он возьмет его в свои ученики. Затем Брахмачари дал Кринамачарье указание поститься 8 дней исключительно на фруктах. После поста урок по эзотерическому смыслу Сутр начался для Кришнамачарьи с асаны.

Очевидно, Брахмачари придерживался той точки зрения (которую можно также найти в Сутрах), что, за исключением редких душ, никто не может погрузиться в медитативное состояние без серьезного курса психофизической реабилитации. Кришнамачарья говорил, что Брахмачари знал 8000 йогических поз и он обучил его 3000 из них, включая терапевтическое использование асан и их противопоказания. Итак, пока Кришнамачарья искал обучение смыслу Сутр, он получил интенсивный курс хатха-йога терапии, науки работы с телом для погружения в медитативные состояния ума.

Обучение закончилось, когда Брахмачари попросил своего ученика вернуться в Южную Индию, стать домохозяином и распространять учение хатха-йоги в современном мире. Кришнамачарья с почтением принял важную просьбу своего учителя и провел остаток жизни исполняя ее. Последующие шесть десятилетий он учил хатха-йоге с редким усердием. Благодаря его жесткой и твердой личности некоторые из его учеников, которых было немного, стали почитаемыми во всем мире учителями и распространили учение традиционной хатха-йоги на Западе.

Его учениками являются Б.К.С. Айенгар, К. Паттабхи Джойс, Т.К.В. Дишекачар, С. Рамасвами и А. Г. Мохан – одни из самых значимых имен в современной йоге. Их учения определяют практику асан, такую, какую мы знаем сегодня, а Кришнамачарья их источник.

 

3. Виньяса Крама

В учении Кришнамачарьи асана практикуется в соответствии с последовательностью, называемой виньяса крамой, в которой поза, дыхание и взгляд связаны в цепочку с непрерывным вниманием. Происхождение такой практики неизвестно (Кришнамачарья предоставлял различные сведения), но, без сомнения, она является важной главой в истории современной йоги. Эта практика вдохновила современное учение виньясы и произвела колоссальное влияние на всеобщее представление о йоге. Самое важное, что она привела более высокие и более низкие практики в единую сосредоточенную форму, сочетая асану с пранаямой и пратьяхарой. Искусство виньяса крамы позволило сделать классическую йогу более доступной для домохозяев, людей, чьи социальные обязательства не дают им погружаться в эзотерические практики на целый день.

Термин «виньяса» имеет ритуальное значение на санскрите. Он означает определенное расположение ритуальных объектов в священном месте. В виньясе краме определенное положение позы, дыхания и взгляда используется, чтобы очистить тело изнутри, разжигая внутреннее тепло. Переживания, которые возникают во время этого, считаются священными и, по мере продолжения ритуала, кидаются в жертвенный огонь осознанности.  Таким образом, практика виньясы крамы является ягьей или жертвенным огнем. Она сжигает иллюзии обусловленного ума.

Основной принцип этого очистительного процесса заключается в расширении дыхания, а сами позы являются уникальными положениями тела, способствующими движению дыхания. По сути, виньяса крама – это дыхательная практика, и, как и другие дыхательные практики в традиции хатха-йоги, она нацелена на гармонизацию полярностей тела. С одной стороны, во вдохе заключена созидательная сила, первоочередная, исцеляющая и выдающаяся. С другой стороны, в выдохе таится растворяющая сила, охлаждающая, темная, сжимающая и приземляющая. Когда эти силы сбалансированы и выровнены, они создают условия для погружения в медитативное состояние.

4. Медитативное состояние

Во втором стихе Йога Сутр, Патанджали определяет йогу как читта вритти ниродха (chitta vritti nirodha) (1.2). Таким образом, «йога – это ниродха деятельности ума». Понятие ниродха многозначно и имеет более сорока различных значений, поэтому стих Патанджали открыт для огромной вариации прочтений. В последних переводах, ниродха определяют как «остановку» или «упразднение», но эти значения, звучащие достаточно насильственно, сбивают с толку. Цель йоги не уничтожить ум и парализовать умственную деятельность, а избавиться от искаженных представлений нашей умственной обусловленности.

Когда мы избавляемся от нашей ментальной обусловленности, наш опыт становится более открытым и прямым. Он больше не искажен нашими представлениям о вещах и событиях. Мысли и эмоции все еще могут появляться, но мы больше не поддаемся их иллюзиям. Мы видим их как проекцию, которой они и являются, и мы ценим их реакцию на происходящие события.

Таким образом, в состоянии ниродха, мы освобождаемся от иллюзий. И это освобождение является сутью медитативного состояния ума. В таком состоянии мы смотрим сквозь иллюзии, не попадая в ловушку представлений об истине и реальности. Итак, ниродха это не столько уникальное состояние ума или опыт, сколько процесс освобождения от иллюзорных представлений нашего ума. В этом процессе мы очищаем ум, благодаря чему можем воспринимать вещи более ясно.

В свете этого, мы не должны думать о медитации, как о состоянии транса. Чтобы быть точным, Патанджали описывает некоторые состояния транса, но он отводит им отдельное место на пути йоги. Но это особые случаи, и мы не должны воспринимать их как правило. Вместо этого, мы должны думать о медитации как об абсолютной открытости видеть вещи такими, какие они есть.

Это и есть цель йоги Кришнамачарьи для домохозяев, которая касается медитативного опыта, более доступного для нашей жизни. И важен не опыт сам по себе, который может принимать бесконечное число форм, а процесс раскрытия и освобождения, который собственно и позволяет подобному опыту проявляться.

Цель йоги Кришнамачарьи не изолировать нас от других живых существ и отгородить от событий, происходящих в мире, а, наоборот, вытащить себя из своего кокона, пробудить нас от наших эгоистических мечтаний и раскрыть в себе то, что мы находимся в тесной связи с другими. Такого рода пробуждение делает нас более полноценными людьми, потому что это делает нас более сострадательными ко всему, что живет и дышит. Для этого необходимо раскрытие чувств, а не глубокое уединение к границам подсознания.

Важность разграничения этих противоположных направлений не может быть переоценена. Если медитация проводится как отшельническое уединение от чувственных восприятий или даже подавление телесного сознания, она легко может стать еще одним искажающим инструментом в руках эгоистичного ума. Такая медитация может сделать нас еще более замкнутыми в себе, чем мы есть сейчас. Она может заключить нас в рамки наших эгоистических представлений, чем поспособствовать выходу из них.

Таким образом, практика йоги не должна восприниматься как упражнения для подавления телесного опыта, а как упражнение для открытия себя перед полным спектром этих переживаний, позволяя эго растворяться в процессе. Как объясняет Патанджали, эго – это основная причина иллюзий обусловленного ума. Благодаря устойчивой практике ниродха эта иллюзии начинают растворяться, и, когда они полностью растворяются, «Смотрящий пребывает в истинном состоянии.» (1.3). Смотрящий это не какая-то божественная сущность или духовное существо, это безличный процесс наблюдения, который лежит в основе каждого опыта (II.20).  Поэтому чтобы осознать смотрящего не нужно погружаться в глубь себя, надо потерять себя в лучах осознанности.

Давайте предположим, что то, что мы практикуем в йоге, - через сложный процесс ниродха – это капитуляция наших эгоистичных иллюзий, включая, на высшем уровне, иллюзию индивидуальности и обособленности от других живых существ. Когда эта иллюзия исчезает, появляется всепоглощающее ощущение связи и единения со всем, что происходит в рамках нашего опыта. Такое единение - цель медитации и есть изначальный смысл йоги.

5. Медитация в движении

Как мы уже видели, суть практики йоги в традиции Патанджали это ниродха, процесс, посредством которого мы избавляемся от обусловленности ума. Ум, однако, скорее всего не захочет один включаться в этот процесс без помощи физического тела, так как, согласно недуалистической философии, на которой построена йога, ум и тело не являются различными материями. Они – разные степени «Пракрити», или психофизической природы, и они бесконечно проникают друг в друга.

В западном представлении, тело и ум часто рисуются различными субстанциями, имеющими противоположные качества. Но йога видит тело как продолжение ума в физическом обличии. Элементы ума возникают прямиком из Пракрити, и тело развивается из этих же элементов на следующих стадиях. Итак, согласно йоге, тело – этот тот же ум в его самом грубом проявлении.

Эта точка зрения подчеркивает важность работы с телом в практике ниродха. Если тело- это продолжение ума, то, по-видимому, ум не может укорениться в ниродха, пока ментальное напряжение, которое проявлено в теле, не будет отпущено. Вот почему практики классической системы аштанги работают со всем психофизическим существом – чтобы охватить все слои проявленного в физической форме ума и тем самым простимулировать ниродха, начиная с очевидных моделей поведения, переходя дальше к напряжению в теле, к дыханию, к восприятию, к мыслям, к вниманию и к еще более тонким аспектам ума.

Когда мы практикуем асану должным образом, с намерением открыться для многогранного опыта, мы можем начать контролировать дыхание, напряжение, нервозность и рассеянный бегающий взгляд, через которые обычно утекает прана. Жизненно-важные модели движения могут затем начать двигаться через слои нашей ментальной обусловленности. Когда эти слои начинают растворяться, мы иногда испытываем мимолетные откровения (инсайты), в которых единство, лежащее в основе всего, и взаимосвязь всех вещей становится более очевидной.

При продолжении практики проецируемое умом различие между внутренним и внешним или между этим и тем начиняет смягчаться, позволяя нам погружаться в суть всепроникающей природы реальности. Такое погружение, которое Патанджали называет вивека кхаяти (veveka khyati), и есть расцвет йогической практики, а практика виньясы крамы способствует этому погружению в суть. Комбинируя практики поз, дыхания и взгляда в единую систему, виньяса крама становится необычайно действенным методом культивирования такого погружения, избавляя от глубоко укоренившихся внутри шаблонов ментальной обусловленности.

В виньяса краме практика асаны это не только первая ступень перед медитацией. Это возможность открыть наши умы для того, что действительно раскрывается перед нами в настоящем моменте. И когда мы позволяем  себе пребывать в настоящем моменте без вмешательства собственных шаблонов, мы плавно, естественным образом входим в медитативное состояние ума. Мы теряем себя в свете собственной осознанности. Тогда асана сама по себе становится медитацией в движении.

6. Заключение

Хотя йога часто и приравнивается к неподвижности, движение играет важную роль в этой практике, так как оно заставляет прану очистить глубокий пласт умственной обусловленности. Для наглядности можно привести сравнение из Санкхьи Карикас (Sankhya Karikas): оно (движение) заставляет Пракрити танцевать свой священный танец для Пуруши, тем самым раскрывая свою идеальную пустоту и чистоту в любом проявлении. Аналогично практика виньясы крамы помогает нам избавиться от иллюзий, что мы связаны эгоистическими идеями, которые порождает наш ум. Другими словами, движение побуждает нас видеть сквозь эгоистические иллюзии разделения с другими живыми существами.

Если практика виньяса крамы может предоставить возможность произойти такому медитативному озарению, то она может привести нас к божественной вершине Раджа Йоги, в которой рушатся различия между объектом и субъектом, и мы сможем испытать истинную пустоту бытия. Когда практика виньяса крамы рассматривается в таком ключе, она становится великолепной формой йогической медитации – практики постоянного пробуждения навстречу истинной реальности.

   

 

 

 

 

 

 

 

Перевод: Беляева Христина

Оригинал текста: http://www.tylandrum.com/asana-as-yoga/

Комментарии

Русский

English

Луна сегодня:

Waning Crescent

до новолуния 2 дня

до полнолуния 17 дней

Расписание занятий

   1 2  3 4 5  6
 7  8  9  10  11  12  13
 14  15  16  17  18  19  20
 21  22  23  24  25  26  27
 28  29  30  31

20

ВС

августа

  • 2017-08-02

    Майсор класс

    Леонид Ланин

  • 2017-08-04

    Майсор класс

    Леонид Ланин

Яндекс.Метрика